link01: (Default)
[personal profile] link01
СОПОСТАВЛЕНИЕ ДРЕВНЕГО И СТАРОГО ЯЗЫКОВ МАЙЯ


21. Анализ иероглифических текстов дает возможность выяснить некоторые особенности древнего языка майя.

Порядок слов в предложении довольно устойчивый: сказуемое -- подлежающее, сказуемое -- дополнение -- подлежающее; позиция обстоятельства колеблется; определение стоит перед определяемым, а приложение после подлежащего.

Имена существительные не имеют выраженного склонения, но могут принимать суффикс № 035 (не считая редких). Спряжение глаголов производится с помощью главным образом суффиксов, среди которых различаются суффиксы переходных и непереходных глаголов. Перед глаголами и перед именами существительными может стоять переменный знак № 031, очевидно, передающий местоимение. Глаголы не имеют распространенных словообразующих аффиксов, отличных от словоизменяющих, а имена существительные имеют несколько специфических словообразовательных суффиксов. С помощью употребительного префикса № 048 образуются производные и от глаголов, и от имен существительных.

Количество морфем в словоформе, как правило, не больше 5. Употребительные имена прилагательные, предлоги, а также большинство аффиксов -- одноморфемны.

Для лексики характерно наличие нескольких групп счетверенных слов, связанных по смыслу, а также словосочетаний, начинающихся именами числительными от I до XIII.

Исходя из этих особенностей, можно выяснить, какой из известных языков близок к изучаемому. Так как по исторической традиции известно, что тексты написаны на языке семьи майя-киче, целесообразно сравнить язык иероглифических текстов со старым юкатанским языком майя (в случае, если бы языковая принадлежность текстов была неизвестна, следовало бы сравнивать последовательно, начиная с
наиболее вероятных языков).

22. В старом языке майя насчитывается 20 согласных и 15 гласных фонем. Последние являются вариантами 5 основных гласных звуков, которые могут быть долгими, краткими и комбинироваться с сальтильо. В традиционном алфавите нет особых букв для долгих гласных фонем, а сальтильо вообще не передается. При изучении текстов, записанных традиционным алфавитом, нет возможности последовательно различать между собой фонемы типов V, VV, V' и сочетание тождественных фонем типа V'V. Их можно рассматривать как нерасчлененную при графической передаче группу, условно обозначаемую в дальнейшем во всех случаях V.

В старом языке майя могло быть 2205 морфем следующих типов: CVC (2000), CV (100), VC (100), V(5). Фактическое количество морфем в опубликованных текстах в словарях меньше по нескольким причичнам. Во-первых, не все сочетания фонем возможны для старого языка майя и в пределах указанных типов (например, сочетания фонем ц - ц', ч - ч', n - n', m - m' не встречаются в одной морфеме). Во-вторых, не все возможные сочетания фонем указанных типов использовались в качестве морфем. Кроме того, значительное количество морфем неизвестно из-за скудости источников.

Однородные (практически не встречающиеся) алфавиты применительно к старому языку майя должны состоять из 25 (фонемный), 205 (силлабический) и 2205 (морфемный) знаков. В смешанных вариантах силлабического и морфемного алфавитов количество знаков может колебаться от 205 до 2205.

Полагая, что знаки в иероглифических рукописях, имеющие относительную частоту 1, как правило, являются чисто морфемными, можно считать, что в алфавите рукописей употреблялось не более 200 силлабических (часть их могла употребляться одновременно и в качестве морфемных) и не менее 100 чисто морфемных знаков. В этом случае мы имеем в алфавите рукописей именно такое количество силлабических знаков, какое и следовало ожидать по расчету для старого языка майя.

23. Если язык иероглифических текстов сходен со старым языком майя, то количество знаков в иероглифах, очевидно, должно более или менее
соответствовать количеству морфем в словоформах. В данном случае имеется полное соответствие, так как в старом языке майя в состав словоформ могло входить от 1 до 5 морфем (исключения чрезвычайно редки), а в состав иероглифов входит от 1 до 5 знаков.

Однако между частотой иероглифов и словоформ соответствующего состава наблюдается характерное расхождене. Одноморфемных словоформ встречается около 16% против примерно 2% знаков-иероглифов. Это легко объясняется тем, что в старом языке майя многие служебные слова, а также распространенные имена прилагательные и местоимения состоят из одной морфемы и, следовательно, могут передаваться одним знаком, который присоединяется к соответствующему иероглифу (т. е. пишется слитно, подобно знакам, передающим аффиксы). Как указывалось выше (см. 19), в иероглифических текстах знаки-иероглифы почти исключительно относятся к группе В. В текстах колониального периода процент знаменательных слов, не имеющих при себе определений и служебных слов, приблизительно совпадает с процентом знаков-иероглифов (и те и другие составляют 2-3% в различных коротких текстах). Отсюда ясно, что в результате передачи одноморфемных имен прилагательных и служебных слов одним знаком, присоединяемым к соответствующим иероглифам, количество триграмм, тетраграмм и пентаграмм должно увеличиться по сравнению с расчетным для старого языка майя примерно на 13-14%. Количество диграмм при этом увеличиться не может, так как диграммы, передающие сочетания двух одноморфемных прилагательных или служебных слов, очевидно, присоединятся к соответствующим иероглифам, в соответствии с общими правилами иероглифической орфографии.

24. Количетво двухморфемных словоформ (около 65%) более чем в два раза превышает количество диграмм (около 30%). Наоборот, количество триграмм (около 57%) более чем в четыре раза превышает количество терхморфемных словоформ (около 14%), а количество тетраграмм (около 11%) более чем вдвое больше количества четырехморфемных словоформ (около 5%). Пентаграммы составляют около 0.3, а пятиморфемные словоформы около 0.1%, и в коротких текстах обычно отсутствуют. Эти расхождения дают возможность более или менее достоверно установить процент силлабического написания в иероглифических текстах.

Очевидно, примерно в половине всех случаев корневые морфемы передавались не одним морфемным знаком, а двумя силлабическими, и, следовательно, двухморфемные, трехморфемные и четырехморфемные словоформы передавались соответственно триграммами, тетраграммами и пентаграммами. В этом случае количество последних должно возрасти, а количество диграмм уменьшиться примерно на 35% по сравнению с расчетным для старого языка майя при морфемной передача, т.е. совпасть с частотой соответствующих иероглифов (см. 7).

В словоформах старого языка майя обычно бывает только одна корневая морфема (исключение составляют словоформы с удвоенной корневой морфемой). С помощью двух знаков передается, как правило, только корневая морфема (переменные из двух знаков очень редки). Поэтому при силлабическом написании в иероглифе обычно оказывается на один знак больше, чем требуется при морфемной записи.

Количество знаков в иероглифе может увеличиться также за счет употребления немых ключевых знаков (детерминативов) и звуковых подтверждений (фонетических комплементов).

25. Наличие примерно в половине всех случаев силлабического написания корневых морфем показывает, что морфемы типа СVC могли передваваться с помощью двух знаков. Остается, однако, неясным, какого характера эти знаки (в частности, есть ли среди них консонантные) и каковы правила написания слов.

В старом языке майя имеются слова с удвоенной корневой морфемой, а в рукописях -- иероглифы со сдвоенными знаками, очевидно, передающие сочетания одинаковых морфем типа CVC -- CVC. Однако количество последних в текстах колониального периодна значительно меньше количества иероглифов со сдвоенными знаками. Очевидно, часть сдвоенных знаков передавала не сдвоенные морфемы, а использовалась при силлабическом написании морфем с двумя тождественными согласными фонемами (типа C1VC1, например, мам, к'ак'). Отсюда следует, что при силлабическом написании морфемы типа CVC записывались двумя знаками CV -- C(V), причем последняя гласная фонема второго знака не читалась. При ином написании, например, CV -- (V)C, C(V) -- VC, CV -- C, C -- VC, морфемы типа C1VC1 не будут передаваться удвоением знака.

Обращает на себя внимание определенная избирательность. При силлабическом написании CV -- C(V) морфемы с двумя тождественными фонемами можно было бы использовать в качестве второго пять знаков -- CV1, CV2, CV3, CV4, CV5. Однако, судя по написанию с помощью сдвоенных знаков, избирался тот знак, который передавал такую же гласную фонему, как первый знак. Очевидно, таково было одно из правил иероглифической орфографии, давшее возможность унифицировать силлабическое написание морфем и избежать разнобоя. Написание типа CV1 -- C(V1) можно назвать сингармоническим.

26. В старом языке майя наблюдается достаточно устойчивый порядок слов в предложении.

С к а з у е м о е -- п о д л е ж а щ е е. Сказуемое обычно выражено непереходным глаголом, а подлежащее -- именем существительным (например, хулом цимин 'придет тапир'; пекном у паш 'зазвучит его барабан'). Аналогичный порядок слов наблюдается в строках типа АВ (см. 17).

С к а з у е м о е -- д о п о л н е н и е -- п о д л е ж а щ е е. Сказуемое обычно выражено переходным глаголом, а дополнение и подлежащее -- именами существительными (например, у туп к'ак' ах ток 'гасит огонь зажигальщик'). Аналогичный порядок слов наблюдается в строках типа АБВ... (см. 18).

П о д л е ж а щ е е -- с к а з у е м о е (и м е н н ы е п р е д л о ж е н и я). И сказуемое и подлежащее выражены именами существительными (например, кех у вайоб 'олень их тотем'; Ах Пуч у х'ол у поп ти шаман 'Ах Пуч -- глава циновки на севере'. Более логично было бы называть в именных предложениях подлежащее сказуемым и наоборот. В самом деле, в предложении "придет тапир" сказуемое "придет" указывает одно из возможных состояний подлежащего "тапир". Равным образом в предложении "олень их тотем" "олень" -- одна из возможных манифестаций тотема. Если смотреть таким образом, то порядок слов именного и глагольного предложений совпадает. Аналогичный порядок слов наблюдается в строках типа ВБВ... (см. 18).

П р и л о ж е н и е стоит обычно после слова, к которому относится (например, Ах Чабле Ах Ичкаансихоо 'Ах Чабле, уроженец Ичкаансихоо'). Аналогичный порядок слов наблюдается в сочетаниях иероглифов типа ВГ (см. 18).

О п р е д е л е н и е стоит перед определяемым словом (например, у к'атах сак поп 'он пожелал белую циновку', емом каанил вал 'спустится небесное опахало'). Аналогичным образом, полупеременные знаки II разряда стоят в начале иероглифов (см. 19).

Местот о б с т о я т е л ь с т в а в предложении колеблется: оно может стоять и в начале, и в конце, и после сказуемного (например, ка улсаби Хапай Кан ту Чемчан 'тогда был приведен Хапай Кан в Чемчан'; ти у хуйтах каб ицаи 'там добывали мед люди ица'; те ч'аби Оцмал у туниле 'был воздвигнут в Оцмале его камень'). Аналогичным оразом позиция иероглифов групп Д колеблется в строках типов АБВД, ДАБВ, АДВГ и т.д.

Таким образом, порядок слов в предложении в иероглифических текстах и старом языке майя в основном совпадает.

УСЛОВНОЕ ЧТЕНИЕ ЗНАКОВ

27. Между древним языком иероглифических текстов и старым языком майя наблюдается значительное сходство. В основном совпадает порядок слов в предложении, состав и количество морфем в словоформе, фонетический состав морфемы и общее количество передаваемых в письме фонем. Это, конечно, не означает тождества обоих языков.

Древний письменный язык сложился, по-видимому, на рубеже нашей эры, если не раньше, и, очевидно, в основном соответствует разговорному языку периода колонизации. В дальнейшем он почти не изменялся, оставаясь традиционным жреческим языком, тогда как разговорный язык за полторы тысячи лет должен был сильно измениться в области фонетики, грамматики и, особенно, лексики. Кроме того, разговорный язык подвергался внешним влияниям. Особенно большие изменения (во всяком случае в лексике) были вызываны завоеванием Юкатана племенами ица и тутуль шив, принесшими свои языки, насыщенные тольтекской лексикой. Литература колониального периода в основном следует фольклорным традициям этих племен.

Хотя, сопоставляя оба языка, можно сравнительно легко определить знаки, передающие наиболее употребительные аффиксы, предлоги и т.д., было бы преждевременно без других доказательств прямо приписывать им фонетическое чтение, основанное на произношении в старом языке. В ряде случаев нет доказательство ни совпадения, ни расхождения в произношении отдельных морфем. В этих случаях чтение знаков является условным, поскольку оно не доказано и не опровергнуто.

28. Наиболее распространенному инициальному переменному знаку № 031, имеющему рекордную абсолютную и относительную частоту и употребляемому со всеми группами иероглифов, может соответствовать только притяжательный местоименный префикс 3 л. ед. числа у (см. #98), имеющий рекордную частоту в старом языке. Такое соответствие подтверждается наличием этого знака в начале иероглифов подгруппы Аа, передающих переходные глаголы в строках типа АБВ... (например, Д8с, 15в, М103в), а также в начале иероглифов группы Б, стоящих перед иероглифами группы В, т.у. в "конструкции родительного падежа" в строках типа ВБВ... (например, Д18в, 19а).

Инициальному переменному знаку № 033, употребляемому при перечислении имен существительных (иероглифы группы В), соответствует распространенный в старом языке союз йетел (см. # 234), но так как послений состоит из трех морфем (й-ет-ел), знак может передавать только корневую морфему ет, употреблявшуюся в аналогичном смысле как отдельно, так и в сложных словах.

Финальному переменному знаку № 035, употребляемому с иероглифами группы Ба в строках типа АБВ... (например, Д15), а также с другими именными иероглифами, соответствует суффикс имен существительных -ил, употреблявшийся в "конструкции родительного падежа" для выражения пассивной принадлежности (см. #34), а также имевший ряд других значений.

Инициальному переменному знаку № 059, употребляемому с иероглифами группы Д, передающими обстоятельства, может соответствовать только часто встречающийся в старом языке предлог ти, имеющий много значений (см. #233). Второй аналогичный инициальный переменный знак № 104 может соответствовать гораздо более редкому предлогу ич (см. #233).

29. Финальному переменному знаку № 034, употребляемому с иероглифами подгруппы Аа, передающими переходные глаголы, может соответствовать только суффикс -ах, употребляющийся в старом языке во всех спряжениях переходных глаголов (см. #163).

Для финального переменного знака № 037, употребляемого с иероглифами подгруппы Аб, передающими непереходные глаголы, нет соответствующего суффикса в старом языке, так как в каждом из четырех спряжений употребляются различные суффиксы. Но так как суффиксы первых трех спряжений, к которым относится большинство непереходных глаголов, отличаются только утратой первой фонемы х или заменой ее фонемой н, можно предполагать, что три первые спряжения восходят к единому спряжению (см. #158) с временны'ми суффиксами -нгал, -нги, -нгак (-нгом), В этом случае знаку № 037 может соответствовать наиболее употребительный суффикс 3 л. ед. числа прош. вр. -нги (в старом языке , -хи, -ни, -ми), аналогичный суффиксу -ах переходных глаголов.

Финальному переменному знаку № 052, употребляемому с иероглифами обеих подгрупп Аа и Аб, т.е. с переходными и непереходными глаголами, может соответствовать только распространенный в старом языке суффикс причастий -ан (см. #208), так как у переходных и непереходных глаголов нет других общих суффиксов.

30. Инициальному полупеременному знаку I разряда № 048, употребляемому для образования производных от иероглифов разных групп, включая А и В, может соответствовать только префикс -ах-, широко употреблявшийся в старом языке для образования причастий и производных имен существительных ("отыменных причастий", см. #44).

Для финального полупеременного знака I разряда № 015, употребляемого с именными иероглифами, нет соответствующего суффикса в старом языке. Но так как употребительные словообразующие суффиксы имен существительных -ал, -ол, -ул, -ел, -ил отличаются только сингармонической гласной, можно предполагать, что они восходят к единому суффиксу -ел с несингармонической гласной (сохранившемуся в некоторых словах), которому и соответствует знак № 015.

Финальный полупеременный знак I разряда № 066, употребляемый для образования производных от именных иероглифов (например, 170-065-066, XIII-191-066) соответствует суффиксу -нал, употребляемому в старом языке для образования производных от имен существительных (см. #40).

31. Счетверенные инициальные полупеременные знаки II разряда №№ 061, 106, 109, 170 (имеющие относительную частоту соответственно 53, 38, 13, 6) могут соответствовать только счетверенным одноморфемным именам прилагательным сак, чак, ек', кан', очень употребительным в старом языке (в связи с символикой цветов) и имеющим (по словарю из Мотуля) относительную частоту 39, 15, 13, 13. Именно такое соответствие подтверждается тем, что по традиции (см., например, Ист. IV) перечисление начиналось с красного цвета, а в рукописях первым обычно стоит знак № 106, соответствующий прилагательному чак (например, Д59в, М20d).

Тесно связанный со счетверенными инициальный полупеременный знак № 164 имеющий относительную частоту 81) может соответствовать только пятому употребительному в старом языке прилагательному йаш (относительная частота 20).

32. С помощью счетверенных полупеременных знаков, передающих названия цветов, образованы групы счетверенных производных от следующих иероглифов: 065 (иногда 065-138), 259-102, 222, 171-052-037, 112-066. В старом языке с помощью счетверенных прилагательных образоываны группы от имен богов (Чак, Бакаб, Акантун, Павахтун), а также слов че (те) 'дерево' (названия мифических четырех деревьев), ток' тун 'кремень', чоб 'зерна', нал 'кукуруза' и некоторых других. Две из этих групп (боги Чаки и мировые деревья) в отличие от других составляют пятерки, используя название пятого цвета йаш 'зеленый'. Аналогичные пятерки образованы от иероглифов 065 и 259-102 путем добавления знака № 164, передающего прилагательное 'зеленый'. Отсюда можно заключить, что знак-иероглиф 065 соответствует в старом языке одноморфемному слову че (те) 'дерево', а иероглиф 259-102 -- двухморфемному слову Чак (Ча-ак), Такое соответствие подтверждается наличием устойчивых сочетаний иероглифа 259-102 с каждым из группы счетверенных иероглифов, производных от знака-иероглифа 222 (106-222 259-102; 061-222 259-102 и т.д.), соответствующих вариантам имен тех же богов Чаков ( Чак Шиб Чак, Сак Шиб Чак и т.д.).

33. С группами счетверенных производных иероглифов, начинающихся полупеременными знаками, передающими названия цветов, тесно связана группа также счетверенных иероглифов, но не имеющих в своем составе счетверенных полупеременных знаков. Этой группе соответствуют названия стран света, тесно связанные с названиями четырех цветов, мировых деревьев и богов Чаков. Так как красный цвет связан с востоком, белый -- с севером, черный -- с западом и желтый -- с югом, иероглифам 157-172-035, 030-222, 266-172-035, 069-164-018, чередующимся в соответствующих строках (см., например, Д58-59с), должны соответствовать в старом языке называния стран света лик'ин 'восток', шаман 'север', чик'ин 'запад', нохол 'юг'. Такое соответствие подтверждается также наличием в первом и третьем иероглифах одинакового второго знака, соответствующего, очевидно, морфеме-слову к'ин 'солнце'.

34. Аналогичным путем можно установить с большей или меньшей вероятностью соответствие между многими знаками (или целыми иероглифами) и морфемами (или словами) старого языка. Можно даже давать условное чтение целых параграфов, например Д58-59с: 1. ... - ... нги шаман Сак Шиб Чак (в следующих трех строках последовательно сменяется страна света и цвет бога) или Д59-60с: 1. ... - ... -ан Чак чакте ти лик'ин (в следующих трех строках последовательно сменяется цвет мирового дерева и страна света). Разумеется, можно дать и вполне точный перевод ("... Сак Шиб Чак на севере" и т.д. или "... Чак на Красном дереве на востоке" и т.д.).

Следует подчеркнуть, что во всех таких случаях перевод совершенно не зависит от условного чтения, а основан непосредственно на толковании иероглифов. Совршенно аналогичные результаты можно было получить, зная только символику цветов у майя (например, по описанию Ланда). В этом случае, вероятно, осталось бы неизвестным "чтение" иероглифов стран света, но перевод от этого бы не пострадал.

Термин "условное чтение" целесообразно применять к условному чтению морфемных знаков в тех случаях, когда нет противоречащих данных. Установление соответствий между иероглифами и словами старого языка майя далеко не всегда приводит к правильным условным чтениям составляющих иероглиф знаков, а чаще дает только условные названия иероглифов на старом языке майя, не связанные ни с действительным, ни с условным чтением и только передающие смысл иероглифа. Например, иероглиф севера не может условно читаться шаман, так как суффикс -ан передается другим знаком (см. 29); равным образом невозможно условное чтение Чак (Ча-ак), потому что переменный знак № 102, судя по его употреблению, не может передавать суффикс -ак.

ФОНЕТИЧЕСКОЕ ЧТЕНИЕ ЗНАКОВ

35. Основанные на позиционной статистике (требующей минимальной затраты времени и только примерных подсчетов, так как частота знаков при этом очень сильно расходится) условные чтения морфемных знаков, главным образом передающих аффиксы, дают возможность сопоставить некоторые морфемы в древнем и новом языках. Однако при этом остается неясным, действительно ли в данном случае одна и та же морфема или же два алломорфа, различающиеся частично или полностью по фонетическому составу. прослеживание всех случаев употребления морфемного знака (передающего, например, аффикс или предлог) ничего не может дать, так как точно так же в древнем языке мог употребляться алломорф. В некоторых случаях при сопоставлении морфемного знака с группой алломорфов старого языка уже при условном чтении приходится констатировать фонетические различия, либо избирая более старую форму (например, те, а не че в значении 'дерево', либо даже восстанавливая исчезнувшие фонемы (см. 29).

Переход от условного к фонетическому чтению можно осуществить, используя случаи употребления морфемных знаков в качестве силлабических, для написания других морфем. Чтение морфемных знаков может быть уточнено, если они употребляются также в качестве фонетических, для передачи других морфем-омонимов. В некоторых случаях чтение морфемных знаков, не употребляемых в качестве фонетических, можно установить, используя омограммы, т.е. написание тех же морфем с помощью силлабических знаков (возможет и обратный случай, когда чтение силлабических знаков устанавливается на основании условного чтения омограммы, записанной одним морфемным знаком).

36. Для определения фонетического чтения можно использовать статистику устойчивых знаков. Часть корневых морфем записывалась с помощью одного устойчивого знака, а другая часть -- с помощью двух силлабических (пары устойчивых знаков в иероглифах). Очевидно, следует определить, какие морфемы древнего языка записывались первым способом и какие вторым, и сопоставлять их с соответствующими морфемами старого языка.

Согласно общей закономерности, тенденция к которой наблюдается во всех естественно сложившихся кодах, должно быть определенное равновесие между количеством знаков в алфавите и длиной сообщения. В морфемно-силлабическом письме целесообразно наиболее употребительные морфемы записывать одним знаком, чтобы максимально сократить длину записи и выиграть время. Наоборот, малоупотребительные морфемы целесообразно записывать силлабическими знаками, чтобы максимально сократить количество знаков в алфавите и сделать его наиболее легким для запоминания.

В силу этой закономерности большинство одноморфемных аффиксов и такие употребительные морфемы-слова, как, например, названия цветов, передаются в письме майя одним морфемным знаком (см. 28-31). Очевидно, остальные корневые морфемы, которые передаются одним знаком, также относятся к числу наиболее употребительных, и, следовательно, их условное чтение можно определить путем сопоставления с наиболее употребительными корневыми морфемами старого языка. Однако здесь идет речь об употребительности корневых морфем вообще в письменном языке; поэтому статистические подсчеты на коротких текстах не могут дать правильных результатов, и судить об употребительности той или иной корневой морфемы приходится, в основном, априорно. Силлабические знаки, употребляемые для записи корневых морфем (усли не учитывать возможности появления в устойчивых парах детерминативов и звуковых подтверждений), имеют различную относительную частоту. Так, на первом месте в устойчивых парах знаки №№ 069; 143, 168, 266, 335 встречаются 10-11 раз, знаки №№ 111, 135, 140, 156, 181, 258
-- 6-8 раз, остальные знаки -- 1-4 раза. При таких подсчетах большого разрыва между знаками по частоте не наблюдатеся, а выделяются группы, имеющие одинаковую относительную частоту. Поэтому речь может идти о сопоставлении группы знаков с группой слогов типа CV, имеющих сходную частоту в тех морфемах, которые не относятся к числу наиболее употребительных. Еще более затруднено определение чтения силлабических знаков, стоящих на втором месте в устойчивых парах, так как нельзя ожидать систематческого соблюдения правила сингармонического написания, (см. 25) и, следовательно, второму знаку устойчивой пары может в ряде случаев соответствовать любой из пяти слогов типа CV.

При сопоставлении силлабических знаков со слогами возникает также ряд затруднений в связи с фонетическими различиями между древним и старым языком. Например, слоги на и х'а входят в состав 20-21 морфемы, но так как в древнем языке явно была фонема нг (см. 29), то им соответствуют три слога на, х'а и нга, и относительная частота двух первых слогов окажется в древнем языке значительно меньше, чем в старом. Тем не менее сопоставление наиболее частых в парах силлабических знаков с наиболее частыми слогами корневых морфем (даже не учитывая подразделение последних по употребительности) в ряде случаев дает возможность резко сузить возможность выбора соответствующего знаку слога и успешно применть "метод проб". Например, используя иероглифы со сдвоенными силлабическим знаками, можно подобрать для некоторых из них подходящие соответствия. Иероглиф 069-069 может быть прочтен как ма-ма(а) (имя бога), так как знак № 069 относится, как и слог ма, к числу наиболее употребительных в корневых морфемах, а для иероглифа по смыслу в строке типа ВБ (Д57а) наиболее подходит именно это чтение из всех близких по относительной частоте слогов (боб, баб, кок, мам, пап). Иероглиф 152-152 (употребляемый с различными цифрами) может быть прочтен как к'и-к'(и) 'шарик из душистой смолы', так как и знак № 152 и слог к'и относятся к числу относительно редких, и т.д.

37. Правильность фонетического чтения силлабического знака (как и условного чтения морфемного знака) должна быть подтверждена перекрестными чтениями, т.е. знак должен читаться одинаково в разных словах.

Используя случаи употребления морфемных знаков (условное чтение которых установлено) в качестве силлабических и учитывая их относительную частоту в устойчивых парах, можно наметить предположительное фонетическое чтение входящих в пары знаков. Так, например, иероглифы 135-059 и 031-258-034, условно читаемые ...-(ти), (у)-...-(ах), можно предположительно прочесть фонетически му-т(и), ст. мут 'тотем' и у-к'а-х(а), ст. ук'ах 'жажда'. Подставляя предположительное фонетическое чтение в новые устойчивые пары, его легко проверить, одновременно выясняя чтение новых силлабических знаков, например, иероглифы группы А 258-069 (к'а-...) и 111-258 (...-к'а) можно прочесть к'а-ма, ст. к'ам 'получать' и па-к'а, ст. пак' 'носить мед'. Аналогичным образом читаются иероглифы 031-372-135 у-лу-му, ст. улум 'индюк'; 160-372 цу-лу, ст. цул 'собака'; 143-160 ку-цу, ст. куц 'дикий индюк'; 143-286 ку-чу, ст. куч 'ноша'; 286-028-034 чу-ка-ха ст. чуках 'захватывать' и т.д. В большинстве случаев написание является сингармоническим, и поэтому, определяя чтение неизвестного знака, выбор приходится делать не из 99, а из 19 слогов типа CV.

38. Фонетическое чтение иероглифов показывает, что многие слова древнего языка произносились иначе, чем в старом. Например, знак № 266 имеет условное чтение чи в иероглифе 266-172 чик'ин 'запад' (см. 33). Полагая, что в данном случае условное чтение тождественно фонетическому, иероглифы 266-018, 266-266, 370-266, 266-028-034 следует прочесть чи (второй знак немой диакритический), чи-ч(и), к'у-ч(и), чи-ка-х(а); однако только слово к'уч 'гриф' имеет точную аналогию в старом языке, а остальным соответствуют слова кех 'олень', кеч 'желать', чаках (название дерева). Знак № 069 имеет условное чтение нох в иероглифе 069-164-018 нохол 'юг' (см. 33); однако его фонетическое чтение ма (см. 37), и, следовательно, иероглиф следует прочесть ма-хо. Следует заметить, что иногда древняя лексика все же встречается в старом языке; так слово чич в смысле 'жертва' встречается в словосочетании ким чич 'человеческая жертва', а прилагательное ма 'большой' (вместо ст. нох) встречается в словосочетании ма бахун 'много' и других.

В ряде случаев древняя лексика не имеет аналогии в старом языке; например, иероглиф севера 030-222 можно условно прочесть (шам)-(шиб), что не соответствует ст. шам-ан 'север'.

Иногда в Мадридской рукописи (наиболее поздней по времени) встречается замена прежнего написания иным, соответствующим произношению в разговорном языке, или добавление к прежнему написанию новых знаков. Так, знак № 065, условно читаемый те 'дерево' (см. 32), в третьем иероглифе первой строки параграфа М42с заменен знаком " 330, имеющим фонетическое чтение че, соответствующее произношению в старом языке. Иероглиф севера на стр. М46а записан 030-222-069-029, т.е. к старому написанию (шам)-(шиб) добавлены фонетические знаки ма-на, что соответствует ст. шаман.

При определении условного и фонетического чтения можно использовать наличие устойчивых словосочетаний. Например, иероглиф 111-258, прочтенный фонетически па-к'а, образует устойчивые сочетания типа АБ с иероглифами 137-084 и 249-035; можно предполагать, что им соответствуют устойчивые словосочетания (глагол с дополнением) пак'-каб 'роиться пчелам', 'носить мед' и пак'-сиил 'приносить в жертву копал' (Тоззер, 1907, стр. 125). Перекрестные чтения показывают, что знак № 137 действительно может иметь условное чтение каб, а знак № 249 -- фонетическое чтение се (финальный переменный знак № 035 передает суффикс -ил, см. 28). Равным образом, иероглиф 258-069, прочтенный фонетически к'а-ма, образует устойчивое сочетание с иероглифом 305-065, соответствующее идиоматическому словосочетанию к'ам никте 'вступить в брак'.

39. В устойчивых парах и группах можно предполагать наличие, кроме силлабических знаков, также звуковых подтверждений и детерминативов. Действительно, некоторые знаки, не относящиеся к числу переменных, составляют пары только с определенными знаками или входят в состав определенных иероглифов, составляющих смысловую подгруппу.

Например, знак № 065, условно читаемый те, часто, хотя и не всегда, сопровождается знаком № 138, который входит также в пары со знаками № 330 и № 257, имеющими фонетическое чтение че и ле. Отсюда можно заключить, что знак № 138, не являющийся переменным и не соответствующий какому-либо аффиксу, читается е и употребляется в качестве звукового подтверждения, указывающего огласовку предыдущего знака в иероглифах 065-138, 330-138, 257-138 те-е, че-е, ле-е (ст. те, че 'дерево', ле 'силок'). Чтение знака № 138 подтверждается употреблением его в иероглифе 164-138-152 (йаш)-е-к'и, ст. йаш ек' (название ритуального жезла). Аналогичным образом знак № 084 обычно сопровождает знак № 137, условно читаемый каб, и т.д.

Характерным примером использования детерминативов является употребление знака № 146 в иероглифах жертв (в значении "пища"), например 406-146 куц-(пища) 'индюк' при наличии аллограммы 143-160 ку-цу (также в списке жертв, см. Д59в), показывающей, что знак № 146 в данном случае не читается. Аналогичным образом употребляется знак № 143 (в значении 'сезон') в названиях месяцев и т.д.

40. Во многих случаях слова древнего языка, имеющие ясное фонетическое чтение, вообще не встречаются в старом языке, и смысл их остается неизвестным. Значение этих слов может быть точно или приблизительно определено различными путями. Наиболее надежные результаты дает изучение различных контекстов, в которых встречается неизвестное слово. Например, слово 143-035 ку-ил, судя по употреблению его в датах, является синонимом слова тун и означает 'год'. Значительную помощь в определении смысла неизвестных слов может оказать привлечение лексики языковой семьи майя-киче. Так, древнее слово 156, 156-102 ла, ла-их отсутствует в старом языке, но встречается в языке киче (ла 'господин'). В некоторых случаях оказывается возможным приблизительно определить смысл неизвестного слова по косвенным данным, например по детерминативу, по изображаемому знаком предмету, путем сопоставления текста и изображений.

Profile

link01: (Default)
__link

September 2010

S M T W T F S
    123 4
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 08:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios